DonbassНа южных окраинах Донецка,  в тени огромного металлургического завода, какафония лая заглушает звук артиллерийских снарядов. Приют для животных ПИФ забит почти тысячью собак всех размеров, возрастов и пород (хотя количество тех, кто может претендовать на какую-либо родословную, вероятно единицы).

Многие осиротели в результате конфликта, который сотрясает этот город на протяжении последних шести месяцев. Их хозяева оставили их или были убиты под обстрелом. Некоторые были обнаружены привязанными и истощенными; у других имеются шрамы от шрапнели, или хромота. Их по несколько в каждой клетке, с охапкой соломы для защиты от температуры, которая опускается ночью ниже нуля.

Директор этого святилища – Виктория Васильева, стройная женщина средних лет, с угольно-черными волосами, чье сострадание к животным выражается в постоянном уходе за ними. Она приютила молодую собаку по имени Дженифер, единственную выжившую после того, как в дом ее семьи, находящийся рядом с аэропортом, попал снаряд. Дженифер была найдена со множеством травм среди руин, и понадобились недели, чтобы она начала доверять людям.

Васильева сказала, что находящиеся здесь собаки раньше боялись звуков войны. Теперь, как и жители Донецка, они их не замечают.

Собаки Донецка разделяют долю граждан, которые должны выжить, чтобы бороться.

Битва на Украине продолжается. Множество гражданских лиц, попавших под перекрестный огонь, ранены. Внутри офисного блока щенок лабрадора в основном черного окраса восстанавливается после перелома ноги и осколочного ранения. Во дворе стоят чаны для приготовления овсянки. Это похоже на то, как кормят в армии. Несколько самых счастливых собак поедут в свои новые дома в Германии, Финляндии и России, но большинство останется в приюте пока есть деньги, чтобы их кормить.

Сотрудники и волонтеры ПИФа борются с тем, чтобы справиться с внезапным наплывом, но находящиеся здесь собаки, лишь малая часть тех, которые теперь живут в городе, спят в разбомбленных магазинах и среди руин жилых домов. Некоторые бегаю стаями, голодные и замерзшие, пока не настанут долгие зимние ночи.

ПИФ запускает программу стерилизации, но на улицах бегают буквально тысячи собак – и некоторые жители беспокоятся, что они станут более злыми, так как они становятся все более отчаянными – как будто людям здесь не хватает уже того, о чем можно волноваться.

Васильева говорит, что у нее достаточно денег, чтобы содержать приют до конца года. Большая часть финансирования центра поступает от богатейшего украинца Рината Ахметова, жителя Донецка, который переехал в Киев после падения с теми, кто работает в Донецкой Народной Республике, которая сейчас под контролем города. Недалеко от приюта, его фонд также оказывает помощь продуктами тем жителям города, которые в этом нуждаются.

Люди – в основном старшего возраста – и животные Донецка объединились в общей борьбе за выживание.

Пожилые женщины, их лица измята десятилетиями трудностей и выносливости, еще находят кое-что для собак на улицах. Некоторые делятся своими скудными запасами еды со своими питомцами. Но жизнь здесь становится все хуже: пенсионеры добывают монеты, которые стоят меньше одного американского цента, чтобы купить на них хлеб; несколько  еще открытых супермаркетов ввели ограничения на то, сколько монет они будут принимать. Подача тепла, электричества и воды ограничена. Инфляция ускоряется, потому что есть несколько безопасных маршрутов в и вне города, и производить сложнее, чем перевозить.

Путин зашел слишком далеко? Украина охвачена гуманитарным кризисом на линии фронта в Восточной Украине.