Немцы, в представлении народном — эмблема европейскости. Культурные, опрятные, экономные и работящие. К данным качествам следует непременно добавить что-то модное, например «толерантные». И мы получаем вполне готовый стереотип восприятия этой нации, однако оставляющий множество вопросов без ответов. Например как такие бестолочи смогли создать страну и получить столь бурную и агрессивную историю. Задачка решается просто — стереотип о немцах столь же мало подходит немцам, как и англичанам или русским.

Поддержка иммиграции в Германию всегда была делом крупного бизнеса. Это очень простая арифметика. Стране нужны дворники, к примеру тысяч пятьдесят. Кто-то значит должен стать дворником. Потенциальная рабочая сила страны падает на пятьдесят тысяч человек. Причем полученные дворники — не какие-то протоиндонезийцы, радующиеся только тому, что добрались до Германии в лодках-матрасах, но полноценные немцы — которым нужно жить, пить, есть и развлекаться как немцы. В результате имеем пятьдесят тысяч дворников с зарплатой в треть бюджета Украины и дефицит рабочих мест в других отраслях экономики, увеличивающих стоимость рабочей силы. Если же допустить импорт указанных 50,000 дворников из Бангламеруна — ситуация меняется. Пришельцы будут работать за мизерные подачки, а освободившиеся 50,000 немцев пополнят фонд работников других секторов, тем самым снизив конкуренцию на рабочем рынке, — пишет Информационное Агентство Globalist.

Что бы мы не слышали о «мультикультуризме», «правах», «равенстве» — вся суть модели сводится к тому, что импорт рабочей силы это такой же бизнес, как и все остальные. И как всякий нормальный бизнес он ведет себя так, будто «завтра» никогда не наступит. Потому что прибыль нужна сегодня.

А «завтра» наступает. Бангламерунские дворники начинают размножаться, как половым, так и административным способом, привозя свою родню. Работает из них половина, треть, четверть. Бангламерунцы, в свою очередь, также подчиняются смутно понимаемым экономическим законам. К примеру, возьмем феномен формирования гетто. Прибывшие бангламерунцы сталкиваются с дорогой недвижимостью. Но стоит поселится первым жителям солнечной страны, как цены на недвижимость падают. Житель юга понимает — чем больше он гадит и свинячит, тем мощнее становится. Он увеличивает свое состояние играя на понижение. И в подешевевший и опустевший населенный пункт заселяются его собратья. Так от немцев, французов, шведов и прочих живых ископаемых освобождают целые города.

Возникает потребность в благолепном прикрытии видимого безобразия. Бизнес платит политикам, журналистам, киношникам, разного рода мудрецам, чтобы всех кому это не нравится покрасить в «экстремистов» и «фашистов». Расовая и национальная статистика засекречивается. Право любого гражданина на привычное место обитания становится преступлением. Причем преступление это находится на уровне сознания. Они боятся подумать, что им не нравится то, что происходит с их странами.

Если из немца еще не вылез расист/нацист, значит не соблюдены следующие условия:

  • Вы слишком близко от Германии, а значит и от доносчиков
  • Он выпил слишком мало
  • Он подозревает, что вы — агент Бангламеруна

Чтобы увидеть это проще всего встретится с немцами в третьей стране — не своей и не их.

И всегда можно сказать, что на самом деле все не так плохо, и продемонстрировать диафильмы с котиками, собачками и забавными негритятами с немецкими флагами. И может быть когда-нибудь все будет именно так. И может напрасны их опасения. Однако то, что Германии не будет — это железный факт. Бангламеруния — это будет уже в другой исторической эпохе. А ведь никто не хочет уходить в историю.

иммигранты в германии

Количество иммигрантов в Германии достигло одиннадцати миллионов. Пятая часть жителей — не немцы. Причем большая часть — и не европейцы. За последние четыре года пришлое население, только за счет административного размножения, выросло на 10%. В 2014 году статус беженца получили двести тысяч человек. В 2015 эта цифра дойдет до 450.000.

Так или иначе, даже зависимые от бизнеса политики вынуждены считаться с тем, что электорату это нравится мало. Ведь недалек тот час, когда может произойти «синхронизация» — немцы и французы перестанут боятся быть теми, кто они есть на самом деле. И от иммигрантов придется открещиваться. Но как? Как соблюсти свою выгоду и одновременно рационализировать поток мигрантов?

Очень вероятно, что модель Болгарии пригодится при реформе иммиграционного законодательства, о котором сейчас все чаще говорят в Европе. Берем страну под властью продажных политиков, население которой беднеет, бежит, падает популяция, разрушена экономика. В ней делаем лагеря для беженцев и переселенцев, а потом, медленно, аккуратно и со знанием дела фильтруем нужных от ненужных. Так европейские политики сохранят и приток иммигрантов, необходимых для снижения стоимости и избегут показа неприглядных сторон евроинтеграции. Обойдется это в долю того, во что обходятся беженцы в Европе сейчас. А аборигенам этой страны откинут на содержание бангламерунцев столько, что можно будет еще и украсть. Население, которое и так мечтает убежать не будет против — так как не мыслит себе будущего в своей стране в любом случае.

Постойте. Страна под властью продажных политиков, с беднеющим населением, которое мечтает убежать куда подальше от разрушенной экономики и государственности? О, кажется я знаю хорошую кандидатуру!