Существует мнение, что соединение структур Михаила Миля и Николая Камова под общим брендом «Вертолеты России» может уничтожить оба КБ.

Совсем недавно в СМИ появилась информация о том, что началась реструктуризация двух известных во всем мире КБ, которые начали свою историю в Советском Союзе. На заседании совета директоров «Вертолетов России» решили обе эти школы объединить.

В СМИ появились сведения о том, что уже подписан документ под название «Дорожная карта» об объединении АО «МВЗ им. М. Л. Миля» и АО «Камов» в единое АО «НЦВ Миль и Камов». Рассмотрев документ более подробно можно понять, что на кону может быть судьбюа всей отрасли, а не только отдельно взятых структур.

Никакой конкретики, кроме очередных «дежурных фраз» в официальных материалах, касающихся реструктуризации двух КБ нет. Примечательно, что цель реструктуризации — это не появление новых вертолётов (которые, к слову, после создания вертолётного холдинга вообще перестали появляться), а оптимизация строений, персонала, процессов и тому подобное.

К примеру, в самом начале «Презентации…» (стр. 3) указывается, что в результате начальных мероприятий по реструктуризации, проведённых в 2011–2015 годах по линии АО «МВЗ им. М. Л. Миля» и АО «Камов», общая площадь обеих КБ снизилась на 42%, площадь зданий и сооружений снизилась, на 22%, а средняя численность сотрудников на 15% (то есть налицо сокращение рабочих мест). Как известно, за период после 2011 года, оба «оптимизированных» КБ не создали и не вывели на рынок ни одного принципиально нового вертолёта. Напротив, за это время были утрачены такие проекты, как Ми-34, Ми-54, а также наработки АО «Камов», которые за это время находились в разных стадиях проектирования.

Надо также отметить, что на практике уплотнение КБ Камова проводилось очень оригинальным способом. Во вновь построенное здание, гордо именуемое «центром вертолётостроения» впихнули сотрудников этой компании, разместив некоторых из них… в лифтовых холлах вертолётостроительного центра, построенного для КБ Миля.

Юридическое уничтожение конструкторских школ

Говоря о реорганизации, Андрей Богинский не устаёт повторять, что конструкторские школы сохранятся. Это отмечено в «Презентации…» на стр. 22: «товарный знак „Ми“ и „Ка“, а также конструкторские школы сохраняются». Однако, документы, имеющиеся в редакции, говорят об обратном.

Из той же «Презентации…» (стр. 4) следует, что статус генеральных конструкторов обеих КБ понижается до уровня главных. А утверждённая Богинским «Дорожная карта» — это фактический пошаговый план юридического уничтожение обеих КБ.

Напомним, что КБ Миля и КБ Камова, как разработчики гражданских вертолетов, обладают Сертификатами Разработчика. Гражданские версии вертолетов имеют Сертификаты типа, держателями которых также являются эти КБ — каждое по своей марке.

Скоро в России вступают в силу Федеральные авиационные правила «Сертификация авиационной техники, организаций разработчиков и изготовителей. Часть 21», утвержденные приказом Минтранса России от 17.06.2019 № 184.

По этим правилам, Сертификат Разработчика передаче не подлежит. Иными словами, в случае прекращения деятельности АО «Камов» его Сертификат Разработчика должен быть аннулирован, не может быть передан кому-либо и, следовательно, его простого «переиздания» не получится.

В п. 10.2. «организация работ по переизданию сертификата разработчика АО «НЦВ Миль и Камов» с внесением в него номенклатуры ВТ АО «НЦВ Миль и Камов», говорится о фактическом лишении конструкторских школ Миля и Камова сертификатов разработчика. А без этих сертификатов, как известно, никаких конструкторских школ юридически и физически существовать не может. То есть, руководство холдинга однозначно лукавит, говоря о сохранении конструкторских школ.

Далее, согласно п. 10.3. «Уведомление зарубежных авиационных администраций, в которых валидирована гражданская вертолётная техника разработки АО «МВЗ им. М. Л. Миля» и АО «Камов», об изменении держателя сертификатов типа на АО «НЦВ Миль и Камов», все авиационные администрации стран будет информированы о прекращении деятельности двух всемирно известных российских конструкторских школ. Где же тут обещанное сохранение?

В соответствии с вышеупомянутыми Федеральными авиационными правилами Сертификаты типа могут быть переданы правопреемнику. При этом все старые Сертификаты типа будут аннулированы. Вот это будет «приятной» новостью для всего авиационного сообщества!

Какое время займет переоформление Сертификатов типа не совсем ясно, ведь для того, чтобы их переоформить на новую организацию, в соответствии с федеральными авиационными правилами она также должна иметь Сертификат разработчика. А на это также нужно время и не окажется ли так, что всё это время официально не будет существовать ни Разработчика, ни держателя Сертификатов типа гражданских версий вертолетов марки «Ми» и «Ка». А эта ситуация чревата только одним — приостановкой эксплуатации гражданских милевских и камовских вертолетов по всему миру. Вот такая возможна «победа» разума над смыслом в неравной конкурентной борьбе с акулами вертолетного капитализма. Своими руками можем отдать рынки, запутавшись в бюрократических хитросплетениях норм и правил гражданской авиации.

В этой ситуации возможен еще один ход, который совершили не так давно наши украинские коллеги по отношению в вертолетам «Ми», а мы, со своей стороны по отношению к самолетам Ан-124: авиационные власти государств регистрации по стандартам ИКАО могут назначить каждая в своей стране или регионе компетентную организацию, отвечающую за поддержание летной годности типа вертолетов. Кстати, американцы недавно так и поступили, признав украинских коллег правомочными замещать «запутавшегося в реорганизации» российского разработчика марки «Ми» на территории стран, находящихся под влиянием США. Пока деятели из холдинга будут заниматься реорганизацией, «Национальный центр вертолетостроения» в мире никому уже будет не нужен.

Примечательно, что и для этого мероприятия, согласно п. 2.1.2 «Заключение договора с консультантом», определённая сумма (и, наверное, немалая) будет выведена на сторону, так как самостоятельно управляющая компания, видимо, неспособна управлять подобным процессом.

Кстати, как следует из данных на стр. 7 «Презентации…», после двенадцати лет управления отраслью, в обоих КБ специалистов-носителей уникальных компетенций осталось всего 94 человека. А всех носителей компетенций — 386 человек. При этом, штат совершенно бесполезной управляющей структуры АО «Вертолёты России» составляет более 500 человек.