Организация содействия развитию автомобильных перевозок «Объединение перевозчиков России» (ОПР), в конце прошлого года включенная Минюстом в список иностранных агентов, пожаловалась в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на нарушение свободы ассоциаций и преследование по политическим мотивам, т. е. на нарушение ст. 11 и 18 европейской Конвенции о защите прав человека. Об этом сообщил адвокат Международной «Агоры» Алексей Глухов, представляющий ОПР в Страсбурге.

Организация возникла в ходе борьбы за права грузоперевозчиков, которая началась после введения системы «Платон» в ноябре 2015 г. Ее участниками стали предприниматели и наемные водители, работающие в транспортной сфере. В июне 2017 г. ОПР объявило, что намерено выдвинуть своего руководителя Андрея Бажутина кандидатом на выборах президента в марте 2018 г. Вскоре после этого Минюст начал проверку организации, по итогам которой она была признана иноагентом. В качестве иностранного финансирования были приведены четыре пожертвования от разных частных лиц из Германии на общую сумму 3620 евро.

Политическая деятельность ОПР «осуществлялась путем организации и проведения мероприятий, направленных на призыв к отставке правительства Российской Федерации», говорилось в отчете Минюста о результатах контроля за деятельностью НКО-иноагентов в 2017 г. В июне этого года Красногвардейский суд Санкт-Петербурга оштрафовал ОПР на 400 000 руб. за невыполнение обязанности добровольно войти в реестр иностранных агентов.

Деятельность ОПР была неудобна власти, так как организация является основным критиком системы «Платон», конечным бенефициаром которой являются близкие к руководству страны бизнесмены, говорится в жалобе. Именно публичная деятельность заявителя стала основной причиной его преследования, уверены перевозчики. Назначенный ОПР штраф не только превышает общий размер иностранных пожертвований, но и является разорительным для организации.

Глухов напоминает, что в ЕСПЧ находится уже несколько десятков жалоб от российских НКО, признанных иностранными агентами, но до сих пор ЕСПЧ еще не давал оценку практике применения российского закона об иноагентах. Но коммуникация по первой большой группе дел уже прошла, по второй – находится в стадии завершения, т. е. решения по жалобам НКО-иноагентов можно ждать уже в следующем году, рассуждает он. Жалоба перевозчиков попадает уже в третью по счету волну обращений в Страсбург: пока суд да дело, организации продолжают страдать от суровых законов.

Каждый вправе жаловаться в ЕСПЧ, но Минюст приступает к работе с обращением только после того, как суд проинформирует о том, что жалоба принята к производству, говорит руководитель аппарата уполномоченного России в ЕСПЧ Андрей Федоров.

Адвокат Дмитрий Аграновский напоминает, что в практике ЕСПЧ ст. 18 Конвенции применяется в исключительных случаях. Но не так давно ЕСПЧ уже признал Россию нарушителем этой нормы конвенции по жалобе политика Алексея Навального, и это стало своего рода прецедентом. Есть ощущение, что до разбора этого дела Большой палатой суда были отложены остальные дела, по которым ставился вопрос по ст. 18, а теперь выработаны некие единые правила, которые могут быть применены и по другим делам. С другой стороны, возникает риск девальвации этой нормы, предупреждает эксперт.