Два тысячелетия назад Иисус прогнал торговцев с храма за что и поплатился. Сегодня никакой торговли в храмах официально нет. При приобретении свечки, крестика, иконка и прочая никакого акта покупки-продажи не совершается. Официально это оформляется исключительно как пожертвование на Церковь. Очень выгодно кстати. И воля Иисуса Христа не нарушена (а Он торговли в Храме не терпел), и налоги платить не надо.

Рентабельность здесь зашкаливает. Взять хотя бы банальную свечу. Самые дешевые церковные свечки производит художественно-производственное предприятие «Софрино». С предприятия их продают двухкилограммовыми пачками по 705 штук в упаковке. Стоимость пачки — 200 рублей (цены по состоянию на 2015 г). Таким образом, одна маленькая церковная свеча приобретается с завода по цене 28 копеек за штуку. В храме же вы ее выдают за «пожертвование» в минимум за 20 рублей. То есть, почти в 10 раз дороже.

Руководство РПЦ прекрасно понимает прибыльность этого бизнеса, поэтому всячески старается его монополизировать. С 1980 г. монополистом по выпуску церковной утвари и атрибутики является упомянутое выше принадлежащее Патриархии предприятие «Софрино», возглавляемое небезызвестным Евгением Пархаеым. Как и любой монополист оно, мягко говоря, злоупотребляет и гонит откровенную халтуру. Но отказаться от нее нельзя — епархии РПЦ обязаны покупать его продукцию в приказном порядке.

 

10 08 16 cerkovnik 03

Патриарх Кирилл и Евгений Пархаев

 

Не менее выгодным является и издательская деятельность. Особенно периодики. Тем более, что с подпиской никаких проблем — достаточно спустить разнарядку в епархии.

В целом же финансовая деятельность РПЦ разнообразна и непублична. Ее бюджет составляет получает миллиарды рублей, не облагаемых к тому же никакими налогами. Куда эти деньги уходят тоже особо не афишируется. Лишь только случайности вроде банкротства банка «Софрино» и Эргобанка позволили создать некоторое представление о механизмах церковного банкинга.

Помимо собственных доходов, а они в 2000-х оценивались экспертами до подмиллиарда долларов в год, РПЦ получает и щедрое финансирование от государства. По подсчетам РБК, в 2012–2015 годах РПЦ и связанные с ней структуры получили из бюджета и от государственных организаций минимум 14 млрд руб.

 

10 08 16 cerkovnik 02

Вино — обязательный элемент православной службы

 

Долгое время обойденным вниманием Патриархии оставалось еще одно «золотое дно» — вино для причастия. Его священники обычно покупали в ближайшем магазине. Естественно что Патриарх Кирилл, имеющий богатый опыт торговли алкоголем, не мог допустить, чтобы такие такие деньги проходили мимо церковной кассы. Винокуренная отрасль вдвойне привлекательна для церковников, так как дает возможность убежать от акцизных и других сборов. Приблизительно, как при Ельцине церковь в лихие девяностые занималась торговлей водкой и сигаретами.

Как сообщает РБК Русская православная церковь начала винодельческий проект — ее дочерняя компания высадила виноградники в поселке Дивноморское Краснодарского края на побережье Черного моря.

«Дочка» Церкви называется ООО «Мезыбь», ее в 2015 году зарегистрировали финансово-хозяйственное управление РПЦ и другая дочерняя компания РПЦ — «Софрино», которая, как сказано выше,  занимается производством свечей и религиозной утвари. Основной вид деятельности ООО «Мезыбь», согласно данным ЕГРЮЛ, — производство виноградного вина, а также выращивание винограда, производство этилового спирта из сброженных материалов, оптовая и розничная торговля алкогольными и другими напитками, а также упаковывание.

Винодельня компании «Мезыбь» сейчас «в стадии строительства», сообщил источник в компании. Производство вина предприятие планирует начать в 2017 году. По словам источника, сейчас урожай уже дают «пробные» виноградники, высаженные в 2012 году. На сайте «Авито» «Мезыбь» разместила объявление о поиске работников для «прополки, подвязки, обломки, обрезки, полива винограда, сбора урожая». Когда корреспондент позвонил по указанному номеру, все вакансии уже были закрыты.

«Купить вино пока нельзя», — сообщила генеральный директор предприятия Светлана Дмитриева, когда корреспондент позвонил под видом покупателя. «Мы пока не афишируем этот проект», — написала она в ответ на запрос о комментарии. По данным СПАРК, Дмитриева также соучредитель прихода геленджикского кафедрального собора апостола Андрея Первозванного, а ее фамилия совпадает с фамилией настоятеля этого прихода. До этого Светлана Дмитриева возглавляла логистические компании «Солл-Р», зарегистрированную в Новороссийске, и ООО «Смит Терминалс Сахалин» (Южно-Сахалинск), а также она руководит строительной компанией «Андреевский перевал» (принадлежит новороссийской епархии). В «Софрино» и финансово-хозяйственном управлении РПЦ к моменту выхода публикации на запрос не ответили, их представители, опрошенные журналистами, не осведомлены о проекте. «Не морочьте мне голову», — попросил глава управления Архиепископ Рязанский и Михайловский Марк.

 

Винодельческие угодья РПЦ расположены вплотную к летней резиденции патриарха, которая официально называется «Патриарший и синодальный духовно-административный и культурный центр Русской православной церкви». Как говорится на сайте Московского патриархата, в центре оборудованы покои святейшего патриарха и постоянных членов Синода, рабочие кабинеты, конференц-залы.

«Несколько административных мероприятий там прошли, культурных — ни разу», — сказал бывший председатель синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества Московского патриархата Всеволод Чаплин.

Всего, по данным ЕГРП, у Церкви около 170 участков общей площадью примерно 83 га к югу от поселка Дивноморское Геленджикского района Краснодарского края. Со времени начала строительства духовного центра в 2005 году Церкви удалось расширить свои владения в несколько раз. Ранее было известно только про 12,7 га, которыми распоряжается церковь в Геленджике — столько, согласно данным администрации Краснодарского края, РПЦ было выделено безвозмездно в аренду на территории земель лесного фонда Кабардинского и Геленджикского лесничеств. Еще 0,7 га РПЦ, согласно данным ЕГРП, получила в собственность.

 

10 08 16 cerkovnik 05

В 2009–2014 годах финансово-хозяйственное управление РПЦ получило еще около 70 га в собственность от частных компаний и физических лиц. Это земли для сельскохозяйственного использования, а в выписке ЕГРП на один из участков площадью 1,4 га уточняется также, что он предназначен для виноградников.

Один из бывших владельцев участков рассказал РБК, что несколько лет назад его «в добровольно-принудительном порядке» попросили продать землю для последующей передачи ее РПЦ. Покупатели объяснили, что хотели бы купить его участок и передать патриархии в виде благотворительной помощи. Сумма выкупа, по словам собеседника, его полностью устроила. По его словам, покупатели «сделали предложение, от которого я не смог отказаться».

В 2009 году участок земли рядом с «дачей патриарха» был выкуплен Банком Москвы и Столичным торговым банком (СТБ), а затем передан в собственность Московской патриархии. Экс-владелец СТБ Герман Горбунцов рассказал, что хотел сделать подарок Церкви. Просьба о помощи, по его словам, поступила ему от самой РПЦ, но сумма оказалась слишком велика для банкира, и он нашел партнера. Банки купили участок, следует из данных ЕГРП, а потом безвозмездно передали его РПЦ. По словам Горбунцова, он и до этого активно помогал Церкви финансово, но всегда вкладывался «во что-то бедное, окраинное». Банкир сомневается, что мог бы «делать что-то» для патриаршей резиденции. В том, что на подаренном им участке будет выращиваться виноград для производства вина, Горбунцов ничего плохого не видит.

 

Еще один участок, рядом с подаренным СТБ и Банком Москвы, Церковь выкупила сама в 2012 году. Владелец компании — собственника земли подтвердил, что это была денежная сделка «на добровольных началах», но подробности раскрыть отказался.

 

Винодельческие перспективы

 

«То, что Церковь будет производить вино, известно уже давно», — рассказали два участника рынка. «Знаю, что Церковь получила земли заброшенных виноградников, и они высадили новые лозы. Но подробности проекта мне неизвестны», — рассказал Павел Титов, председатель совета директоров «Абрау Дюрсо», чьи структуры владеют виноградниками по соседству. По его словам, если все 70 га пойдут под виноградники, получится винодельческое хозяйство среднего размера. «С такими площадями при хорошем урожае они смогут производить свыше полумиллиона бутылок вина», — подсчитал Вадим Дробиз, директор отраслевого агентства ЦИФРРА.

«До первого «боевого» урожая должно пройти как минимум четыре-пять лет с момента высадки. Чтобы получить вино для продажи — еще два года. Это долгосрочный проект», — подсчитывает Павел Титов.

Для того чтобы получить хороший урожай, саженцы надо покупать за рубежом, говорит Елена Денисова, член совета директоров компании Chateau le Grand Vostock, владеющей виноградниками в Краснодарском крае. По ее словам, в России нет качественных питомников, способных предоставить саженцы для такой площади. Инвестиции она оценивает в сумму от 600 тыс. до 900 тыс. руб. на гектар: это стоимость импорта саженцев, посадки и ухода за ними в течение четырех лет, то есть высадка лоз на 70 га может обойтись в 42–63 млн руб. без учета строительства винодельни.

 

«Вино используется на каждом богослужении, на каждой литургии. Чтобы гарантировать качество, крупные монастыри, где много паломников, заказывают вино на заводах в России, Украине, Молдавии — где угодно», — рассказал пресс-секретарь патриарха священник Александр Волков. Это вино закупается не на продажу, а для внутренних нужд, добавил он.

Потребность приходов в вине зависит от количества прихожан на службе — нужно примерно полбутылки вина на 100 человек, говорит настоятель храма Сергия Радонежского в Чапаевске отец Сергий. В праздничные службы вина требуется в три раза больше, добавляет настоятель храма Живоначальной Троицы в Старых Черемушках отец Николай. Поставщиков каждый приход выбирает самостоятельно, зачастую ввиду небольших объемов вино просто покупают в магазине, также пожертвования в виде кагора принимаются от благодарных прихожан. Всего у РПЦ — более 34,5 тыс. храмов, но не в каждом из них богослужения совершаются ежедневно.

Примерно 100 тыс. бутылок кагора в год в церковные приходы напрямую поставляет «Массандра», сообщила гендиректор объединения «Массандра» Янина Павленко. По ее словам, продукцию завода в храмы поставляют и их дистрибьюторы. «В этом году мы впервые произведем сухой кагор без добавления спирта — об этом просили батюшки, и мы прислушались к их пожеланиям», — рассказала Янина Павленко.

В 2015 году Россия импортировала из-за рубежа 840 тыс. л кагора (этот сорт десертного красного крепленого вина традиционно используется в богослужениях), в основном абхазского и болгарского, за полгода 2016-го — 471 тыс. л, свидетельствуют данные логистического оператора ILS. Стоимость ввезенного кагора за полтора года составила $2,4 млн.

 

Неизвестно, будет ли ООО «Мезыбь» использовать вино только для церковных нужд или предполагается его реализация через розницу. «Для этого им придется получить лицензию на торговлю алкоголем», — замечает Дробиз. По мнению эксперта, указание на «церковность» вина вряд ли обеспечит преимущества на полке.

 

Край виноградной лозы

 

В Геленджикском районе, где расположена резиденция РПЦ, есть и другие винодельческие хозяйства. Вплотную к церковным участкам примыкают 80 га, принадлежащие геленджикской «Апекс Юг», основной вид деятельности которой — выращивание винограда. Эта компания принадлежит Николаю Егорову, однокурснику Владимира Путина, известному адвокату, совладельцу одного из крупнейших российских адвокатских бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», владельцу 20% Антипинского НПЗ. Он зарегистрировал «Апекс Юг» в конце 2014 года, а земли купил в феврале 2015 года.

30 га винодельческих угодий к северу от Дивноморского и столько же в селе Прасковеевка (рядом с мысом Идокопас) принадлежат ООО «Лазурная ягода», которой владеют структуры «Абрау Дюрсо» Бориса Титова.